Быт, который в радость

Быт, который в радость

Давеча в компании своей матушки приводила в порядок одно общее пространство. Для меня обустраивать пространство - всегда шаманское действие, магия, создание своего собственного порядка из xаоса, быт в радостьупорядочивание своей силы, поэтому сколь трудно это бы ни было физически, это наполняет настолько, что перекрывает физическую усталость. То есть, физическая усталость есть, но она в радость от предвкушения, что сейчас я, наработавшаяся, прилягу и буду возлежать с книгой и молоком, а наведенный космос будет источать силу и наполнять меня, пока я сплю. А у матушки это всегда “тяжелая работа”, то есть это не жизнь и не кусок жизни, а нечто, что “надо сделать, чтобы потом жить”. А жить потом очень трудно, потому что “устала жуть как, даже лежать трудно”. Я на это смотрю, я не лезу - кто я такая, чтобы старшую починять? Была мысль, что возраст, но потом я вспомнила, что раньше, пока я еще была матушкина дочка, у меня было так же: необходимость работы по домашнему хозяйству или вообще какой-то посторонний от основной работы порядок всегда была источником дичайшего раздражения, усталости и тоски. Я была моложе и силы физической у меня было больше, но уставала я намного сильней. Я уставала от всего: от работы, от уборки, даже от чтения книг. Сейчас я не устаю почти ни от чего - то есть, усталость есть, но имеет какой-то другой знак, чем раньше. Я сейчас не осуждаю матушку, но просто показываю разницу, чтобы вы уловили грань. Причем, эту суету и “надо сделать”, и “это тяжелый труд” мы всасываем с молоком от наших старших, это тянется через поколения и бережно передается дальше - “если ты не будешь тяжело работать, ты умрешь с голоду”, “работа - тяжкий труд”, “жизнь требует тяжелых вложений” и так далее. Да, было время, когда это было справедливым, когда быт действительно был довольно тяжелой, при этом необходимой частью жизни, однако с тех пор многое изменилось - у нас есть водопровод, канализация, стиральные машины и даже возможность выбрасывать не очень уже рабочие вещи (а не пытаться их починять ценой своего времени и сил, тряпки вот точно уже можно не беречь, да? и многие вещи не зашивать, а отправлять в небытие). Однако, потребность в тяжелом труде, без которого не выживешь - неосознаваемая, тонкая, тянется из бессознательного и потому оооочень мощная: ее просто так не вырубишь из сознания топором (и потом, вырубать ничего нельзя, можно только аккуратно заменять - а для этого нужна подходящая альтернатива). Ведь если не надо тяжело трудиться, что тогда? Искать новый смысл? А так можно упахиваться, страдать, причитать и снова упахиваться - рабочая модель.

Чтобы альтернативой воспользоваться, это же надо себе локус контроля вернуть: признать, что я не несчастная жертва быта и жизни, а делаю это по собственной воле и хотению, и этот быт есть часть моей радости и моей жизни. А вот так добровольно отказаться от роли жертвы очень сложно: ибо пока я замученная бедняжка, у меня есть легитимное право становиться крокодилом, чтобы поедать близких тем, какая я несчастная, уработавшаяся в хлам, бедняжка. И снова очень рабочая модель. Чтобы жить и радоваться (по-настоящему, а не утопать в розово-сопливом позитивном мышлении, которое на самом деле просто маскирует внутреннюю гниль, на которую страшно посмотреть) требует усилий и силу наращивает, при этом страдать и жаловаться силы отнимает, но их и не требует: замкнутый круг!

Это я к чему,  если вы себя в подобном чем-то поймали и не знаете, как выбраться и текст вот этот не помог направить мысль и осознание в правильную сторону, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., я научу.