Пульс времени. Самайн.

Пульс времени. Самайн.

Только ленивый не написал о переходе на зиму: каждая порядочная леди нынче знает, что в Самайн надо сворачивать внешнюю деятельность и уделять больше внимания внутренней политике своего королевства, как реального, так и того, что в голове. И я, конечно, тоже напишу, о том, как время Самайнараспордяиться силой на этом повороте Колеса. О том, что считаю важным для своих, остальное можно найти в пабликах про дикую-дикую ведьму.

Завеса таки спадает, иллюзия марева рассеивается, обнажая скелет. Уютное равновесие уступает место безжалостному времени темноты и силы. 
Охотник со сворой призрачных гончих заберет твою душу, хочешь ты того или нет, если ты не будешь безупречен. Любая пострадашка и жалоба на жизнь работает как вывеска о приглашении на пир для всех видов существ с другой стороны, чей голод сейчас так пронзителен. Хочешь остаться в своем уме? Не жалуйся. Не страдай. Откажись от желаний. Будь удовлетворен и умиротворен, если хочешь сохранить себя, когда Небесный Охотник появится среди звезд. Поток времени не терпит излишков – только необходимое, ровно столько, сколько надо, чтобы пережить темноту и холод. И пусть цивилизация не станет мороком для ума, ибо тела наши принадлежат природе и следуют ее циклу, а потому их не обманет уютная гостиная с диваном и телевизором – о том, что Солнца не будет еще долго, они знают древним мозгом и научились жить зиму в энергосберегающем режиме: все, что легко давалось летом, сейчас будет получаться с напряжением, и пусть это не удивляет. Помнить о том, где сейчас внимание, а значит, и сила, значит гарантировать себе душевное выживание зимой (телесное нам пока еще гарантирует цивилизация).
Быть ближе друг к другу настолько, чтобы передавать тепло своих сердец. Близкие, родные, круг своих – интернет и бетон разъединяют нас, но традиции шабашей или человеческих праздников напоминают о важности живого общения. Живого общения с живыми и живые воспоминания о своих мертвых, которые незримо присутствуют рядом сейчас, когда границы между мирами просвечивают, и сквозняком с той стороны приносит всякого.

А дома свет. Как можно больше света. Живого огня, свечей. Живых любимых людей. Мертвых любимых людей. И крепкие границы: дома, королевства, владения, личные, любые. И проверяем крепость всех опор: все, что вызывает сомнение заменяем на то, что сомнений не вызывает, ибо любая слабина станет провокацией для потусторонних ли существ, или для человеческих эмоций низкого порядка, но так или иначе все нежизнеспособное уйдет. То же, что пройдет испытание силой самайновского времени, окрепнет и станет почти бессмертным. ))

И пока неколдующие люди хранят тепло домашних очагов, колдующее племя расчехляет свой инструментарий. Прямо носом можно чуять запах колдовства, который начинает распространяться в воздухе вместе с почти замогильным холодом. Веретена начинают плясать в руках судьбопрях и это не только метафора, хотя и она тоже. Летом кипит внешняя жизнь, но осенью-зимой, внимание естественным образом направляется на изнанку реальности.

Горячего Самайна всем читающим, 
а я на несколько дней выпадаю из пользования компьютером но доступна по телефону.